MOTORCYCLIST

Society Riders

В два смычка

Я давно мечтал увидеть один из древнейших городов мира Самарканд, прокатиться по дну бывшего Аральского моря… И вдруг пришло понимание: сейчас или никогда! И не беда, что отпуск – не ранее середины октября, что денег хватит лишь на половину пути, что до старта всего полтора месяца и что к видавшей виды Honda CB400, купленной специально для поездки, еще никто не подходил, а ведь ее предстояло состыковать с коляской! Главное – друг поддержал затею.

1

Момент старта стал сюрпризом для нас обоих. Сначала меня держала работа, а когда в ночь на субботу я примчался в гараж с экипом и сумками, то застал своего напарника Ваню не с ключами, совершавшего последние проверки, а с банкой пива, «обмывающего» наш отъезд (в который, судя по всему, сам до конца не верил). Глубокой ночью мы все же доделали мотоцикл. Наскоро закрепили скарб, загрузили запас деталей, инструмент и выехали. Последнюю банку Ваня допил уже в коляске.

Пять часов утра. За бортом легкий минус, снегопад. На выезде из ГСК отказал совмещенный тормоз заднего колеса и коляски. Упс! Спешу сообщить напарнику, но тот уже крепко спит. Ладно, едем до Самары на переднем, там починимся. Но энтузиазм выветрился через 100 км от МКАД: аукнулись бессонные ночи перед стартом – я начал «залипать». Собрав волю в кулак, прошел еще сотню. С горем пополам еще одну… Нашел широкую обочину, заглушил мотор и, распластавшись прямо на баке, вырубился. Через час очнулся, прошел еще сотню и понял, что на большее меня не хватит. Благо к этому моменту Ваня пришел в себя и горел энтузиазмом порулить. Его преждевременное протрезвление пугало куда меньше, чем недельный опыт езды на колясыче. Но возобладало доверие вкупе с отсутствием сил для сопротивления: я отправился в люльку.

arall-3

Изготовленный в Самаре кронштейн не подвел, на этот раз лопнул корпус самого фонаря.

До Самары доехали без особых проблем. Открутившееся крыло и ветровое стекло, как и лопнувший кронштейн заднего фонаря, – мелкие дорожные неприятности. Нас встретил Макар, который любезно поселил у себя и пустил в гараж. А когда мы заикнулись, что колясочный амортизатор работает из рук вон плохо, привез аж две ижевских коляски. А в виде бонуса показал экспериментальную модель: «Лада Присятка», собранная из «Приоры» и «десятки». За день, проведенный в гостях, погода испортилась еще сильнее: на улице валил снег. Но взяла свое надежда на всех парах догнать лето, поэтому утром мы отправились дальше. Вскоре опять отвалился фонарь коляски, на этот раз из него вырвались болты крепления, и мы решили проблему кардинально: просто отрезали провода и бросили лишнюю деталь в багаж.

arall-1

Вот, что нам притащили самарцы, стоило нам заикнуться о колясочном амортизаторе.

Границу с Казахстаном пролетели, как пробка от шампанского, а общение с пограничниками свелось к их чисто человеческому любопытству. Проскочив Уральск, решили допереть до Актобе, благо дорогу аборигены обещали хорошую, да и запаса топлива хватало. Вот только не предупредили они о степных ветрах! Ехать‑то они не сильно мешали, а вот заправиться из канистры было невозможно: ветер сдувал струю бензина так, что в бак не попадало ни капли. Хорошо, что в коляске завалялась пластиковая бутылка, из которой сделали воронку. Переночевав в Актобе, двинули в сторону Аральска.

arall-5

Степные лисы на пути встречались чаще, чем гаишники, заправки и кафе, вместе взятые.

Первые впечатления о Казахстане: по‑настоящему бескрайние степи и длиннейшие перегоны без какой бы то ни было инфраструктуры. Отрезок 600–700 км без единой заправки, кафе или указателя – норма. Зато радовали дороги: пытаясь возродить Шелковый путь, местные власти активно строят автобаны, стараясь изо всех сил изжить прошлое в виде грейдеров и «бетонок» с торчащей арматурой. Правда, получается не везде гладко: из 600 км пути к Аральскому морю нам попадались незаконченные участки, перегороженные 5‑метровой насыпью земли и табличкой «объезд» с нарисованной стрелкой, указывающей на степь. Судя по изрядной помятости таблички, сюрпризом она была не только для нас. Благо задний тормозной контур заработал!

arall-7

Так сейчас выглядит причал некогда портового города Аральска.

В Аральск приехали за полночь, нашли гостиницу и рухнули на кушетки. «Сибиха» захворала: начала выплевывать бензин в фильтр-бокс и перестала разгоняться быстрее 90 км / ч. Утро началось с разборки карбюраторов и чистки свечей. В результате мотор бодро замолотил всеми цилиндрами, и мы отправились осматривать этот некогда портовый город. Оказалось, что гостиница стоит рядом с бывшим портом, а с улицы видны ржавые стрелы его кранов. К сожалению, подобраться к ним не удалось, зато в одном из многочисленных брошенных кораблей мы нашли музей рыболовства. Если честно – ничего стоящего, но с палубы открывался потрясающий вид на высохшую бухту. Смотритель музея сказал, что море отступило на 23 км от города, и мы, радуясь местной погожей осени, решили в нем искупаться. Нашли дорогу и отправились в сторону горизонта. Но вместо морских волн и скелетов кораблей нашли лишь городскую свалку. Проехали 20 км, потом еще 10 км… Никакого моря, только редкие крошечные озерца и раскисшая глина под колесами. В итоге решили вернуться, пока солнце не ушло за горизонт. Доехав до города, повернули в сторону Байконура.

arall-4

Гостеприимные казахи с радостью пустили нас в сервис, где мы смогли подшаманить мотоцикл.

Дорога радовала! Ни непроглядная ночь, ни холодный ветер не портили настроения, ведь всего через 100 км мы увидим местную Гаттаку (Совершенный мир будущего из одноименного антиутопического триллера Эндрю Никкола (1997 год))! Но «конец света» подкрался незаметно: все лампочки начали плавно разгораться ярче и ярче, а потом вдруг погасли, будто кто‑то выдернул штепсель из розетки. А еще через мгновение свет снова вспыхнул, но уже голубым и красным – и позади нас. Местные стражи порядка (которыми нас так пугали) решили поинтересоваться, почему мы едем без фар. И пока Ваня объяснял, что у нас прыгнуло напряжение и, видимо, сгорело все, что могло, я достал трос и со словами «нет времени объяснять, тащите нас к светлому участку» привязал мотоцикл к полицейской «Шкоде». И они потащили, видимо забыв, зачем нас остановили. «Аккумулятор вскипел и замкнул, – констатировал Ваня после осмотра. – Без нового не уедем. Издох реле-регулятор, генератор выдал 18+ вольт, после чего выгорело все, что только могло сгореть». Ситуация патовая. Даже гаишники прониклись трагизмом момента и предложили погреться в машине. Пока мы думали, где посреди ночной степи найти аккумулятор и есть ли между нашими странами договоренность о депортации, полицейские куда‑то уехали. Вернулись через час и привезли новый аккумулятор от мотоцикла «Урал». Где они его нашли? Да не важно! Сколько-сколько? Три тысячи?!.. Берем! Здесь мы бы отдали за него все, что у нас было. Ставим новую батарею и запасное реле, меняем лампочки. Сложно описать нашу радость, ведь мы снова едем, а до Байконура осталось совсем чуть‑чуть.

arall-17

Байконур – маленький кусочек России посреди Казахстана. Внутри — российские рубли, паспорта и номера с 94-м регионом. Но всего этого мы не увидели: без пропуска в город дорога закрыта.

Радость была недолгой. На КПП перед Байконуром нас развернули: нужны пропуска. А я почему‑то был уверен, что они лишь для прохода на космодром… К этой «радости» добавился дождь. Решили ехать дальше, до ближайшей гостиницы. Сажусь за руль и не успеваю толком разогнаться, как за спиной снова загорелся знакомый свет. На этот раз полицейский был настроен не так дружелюбно и прочитал мне хорошо заученную скороговорку про превышение, лишение прав и огромный штраф. Признаться, после сгоревшей электрики и чудесного спасения лишение прав казалось мне чем‑то малозначительным. Изложив инспектору «краткое содержание предыдущей серии» и посетовав на то, что все наличные мы отдали его коллегам, предложил ему оставить мои права себе, на память. К такому повороту событий инспектор оказался не готов, вернул права и попросил дать что‑нибудь «от души». От души и дали – свежий номер «Мото»! Можете не верить, но он даже обрадовался и, поблагодарив, укатил.

arall-16

Казахские гаишники, которыми нас так пугали перед отъездом, оказались вполне благодушными ребятами: и погреться пустили, и аккумулятор посреди ночи нашли.

Удивительно, но дорога до границы Узбекистана прошла без приключений (не считая украденного в Шымкенте спального мешка). А стоило расслабиться и в прекрасном настроении подкатить к таможне, как снова начались проблемы. Перед отъездом Ваня пропустил мимо ушей мое «вроде не надо, но на всякий случай возьми» и оставил загранпаспорт дома. А без него в Узбекистан дорожка заказана!

Путешествие окончено?.. Ну уж дудки! Пятиминутный перекур в тишине – и решение пришло: Ваня позвонил в Москву девушке, попросив попытаться как‑нибудь отправить паспорт в Ташкент. А пока в смятении чувств сели на мотоцикл и отправились искать ночлег. Через пару километров раздались гулкие звуки ударов: отвязался скарб, прикрепленный к центральному кофру – покрышка, пара канистр и, главное, пуховик, без которого добраться в ноябре до дома будет невозможно. Канистры болтались за мотоциклом на стяжках. Пробитую списали в утиль, выжившую кинули в коляску, а прочее осталось где‑то на дороге. Возвращаемся. Покрышку найти не удалось, зато с пуховиком проблем не возникло. Мы увидели столпотворение машин «на аварийке» и водителей, суетившихся с оранжевыми треугольниками вокруг пуховика с торчащими из него штанами, в свете фар похожего на труп. А теперь представьте их глаза, когда из тьмы вылетает колясыч, здоровый парень хватает «труп» и вся компания исчезает в ночи. Немая сцена! Но нас в тот момент волновали лишь гостиница да коньяк, недопитый ранее.

Тем временем девушка в Москве, преодолев пробки, довезла документ до аэропорта и передала его с самолетом в Ташкент. Человек, забравший его в столице Узбекистана, прибыл к таможенному посту в условленное время. Я пешком пересек границу, забрал документ и вернулся назад. Вроде бы не очень‑то сложно, если не брать в расчет, что за передачу документов тут можно получить реальный срок по уголовной статье. И вот мы снова въезжаем на КПП. Но мало того, что узбекские пограничники работе предпочитают курение и лузганье семечек, так еще и я, прошедший мимо них час назад, вызывал подозрение. В итоге потратили не меньше 4 часов. Но на той стороне нас уже ждал местный байкер Рустам, обещавший помочь с ремонтом и ночлегом. А еще оказалось, что именно сегодня в Ташкенте проходит «Закрытие мотосезона». Там мы познали все прелести славы и признания, даже попали на местное телевидение. Но для нас, выезжавших под снегом и практически не слезавших с мотоцикла уже 6 дней, самой желанной наградой было ташкентское солнце и +25 °С за бортом. Оказалось, несмотря на 120‑процентную растаможку и полное отсутствие уважения со стороны автомобилистов, в Узбекистане есть и мотоциклы, и мотоциклисты, и «движуха». Да, японская «чесотка» для многих по‑прежнему остается мечтой, зато есть новые «китайцы» и огромные запасы советской техники в практически идеальном состоянии.

arall-23

Подкрепиться можно на каждом углу, еду готовят прямо на улице, а плов вообще возведен в культ: его готовят не только для туристов, но и просто так. Огромный дымящий казан во дворе многоэтажки – нормальный способ приготовить завтрак для себя, угостить соседей и всех, кому повезло проходить мимо.

 

Утром я с Рустамом отправился на базар за запчастями, а Ваня остался в гараже ремонтировать колясыч, изрядно потрепанный за 4000 км. За годы увлечения мотоциклами я видел много развалов и рынков, но ташкентский базар переплюнул их все: чего здесь только не было! Огромные поля моторов от советской и китайской техники, россыпи поршней и цилиндров, штабеля шин и множество павильончиков с оптикой, электрикой и прочей требухой. Между грядок запчастей то и дело снуют покупатели, охотно общаясь с расслабленными продавцами, сидящими на табуретках или деревянных ящиках, обедающими, играющими в нарды или вырезающими прокладки из серого паронита. Там же продаются и мотоциклы: линейка новеньких «Ижей» и «Яв» всех моделей и годов выпуска повергла меня в восторг. «Откуда?!» – спросил я продавца, на что тот поведал о старых запасах и гордо сообщил, что у него есть еще. По непонятным причинам фотографировать базар (как и многое другое в Узбекистане) запрещено, но я все же заснял этот развал «с бедра» и был таков.

arall-32

На мотоциклетном базаре можно найти все – от советских мопедов и чешских мотоциклов до запчастей к новым японским скутерам. Но обольщаться не стоит: на многие вещи ценник едва ли не вдвое выше российского.

 

К нашему с Рустамом возвращению Ваня успел перебрать вилку, поменять цепь и сделать кучу другой работы, так что сразу после небольшого обеда мы распотрошили мешок принесенных мной запчастей. Через несколько часов мотоцикл был как новый: прикрепили зеркало, заварили крепления оторвавшегося ветрового стекла, полностью восстановили проводку и оптику коляски, а в замятое колясочное колесо поставили камеру.

Покончив с ремонтом, мы с Рустамом отправились на экскурсию по Ташкенту. Город, казавшийся нам белой точкой на карте, оказался по‑настоящему огромным, красивым, удивительно чистым и потрясающе разным: здесь, как на восточном базаре, есть все от древнейших восточных мечетей и медресе (мусульманское учебное заведение, выполняющее роль средней школы и духовной семинарии.) и заканчивая вполне европейскими кварталами. Особенно запомнился квартал, похожий на Петербург так, что на секунду я затосковал о далеких булках, поребриках и парадных… Такая же мешанина и с едой: с одной стороны – бургеры во вполне европейских закусочных, с другой – повсеместно продающийся плов и масса других блюд, с названиями, которые я даже выговорить не смогу. Заботясь о нашем желудке, Рустам отгонял нас от пышущих паром казанов как заботливый папаша.

arall-26

В закутках исторических зданий расположено множество сувенирных лавок. Деревянные сувениры изготавливают там же.

 

Наутро мы отправились навстречу кульминационной точке путешествия – Самарканду. Но, как говорится, посмеши Бога – расскажи ему о своих планах. Не отъехали мы и 20 км от города, как на коляске спустило колесо. Снова тревожить Рустама, два дня носившегося с нами как с писаной торбой, не давала совесть. Поменяли камеру прямо на обочине и поехали дальше, но через 120 км история повторилась… Все бы ничего, но уже стемнело, и на обочинах лежал снег. Мы решили пойти ва-банк и, поставив последнюю живую камеру, рванули к Саиду, другу Рустама, приглашавшему переночевать. Особенно тяжело дались последние 50 км: мы въехали в настоящую зиму, а степь уступила место горному перевалу с разбитой дорогой.

На подъезде к Галляаралу нас встретил Саид. Отогрел, накормил и договорился с сервисом в Самарканде. А еще подарил запасную камеру и несколько пустых емкостей от антифриза: бензин на трассе есть не везде, а это значит, что 40 литров наших канистр недостаточно.

arall-47

Местами дорога, построенная еще при советской власти, проходила через пустыню. Зрелище потрясающее, особенно после того, как всего пару дней назад нас засыпало снегом.

 

Выехали по холодку: на улице лежит снег, деревья покрыты инеем. Но через какие‑то 30 км вновь оказались в лете: трава и листва на деревьях абсолютно зеленые, даже без намека на желтизну. В зимнем экипе стало невыносимо жарко. До Самарканда долетели на одном дыхании и половине бака. Встретивший нас Самвел отвез в лучший шиномонтаж города, где взялись прокатать колесо коляски, обод которого уже напоминал вологодские кружева. Из каморки, куда унесли колесо, вышел бледнеющий Ваня: «Пан или пропал – или поправят, или сделают квадратным…» Я заглянул в каморку: в центре, окруженный штабелями ломаных дисков, сидел мужик с газовой горелкой и молотком, нагревая диск и усердно выстукивая обод… Парадокс, но чудовищное качество дорог не влияет на страсть узбеков к литым колесам и низкопрофильной резине. И появление целой ремесленной индустрии по ремонту боковых порезов и прокатке колес вполне закономерно. Колесо нам сделали идеально, не взяв ни копейки – с гостеприимством на востоке лучше, чем где бы то ни было.

IMG_2642

К сумасшедшей смене пейзажей привыкнуть так и не вышло: белые от инея деревья и снег через час сменялись зеленой травой и теплым солнышком.

 

Пока чинили колесо, Ваня поменял амортизатор коляски на запасной (у прежнего загнуло шток). И есть хоть слабая, но надежда, что его хватит на обратную дорогу…

Самвел устроил экскурсию по Самарканду. Регистан, гробница Амира Тимура и прочие памятники истории – все как на открытках. Но в остальном город, рисовавшийся в голове как древнее восточное поселение, оказался современным мегаполисом с островками действительно старых зданий. В пробках и магазинах атмосферы восточных сказок мы как‑то не прочувствовали. Как писал Роберт Пирсиг: «Лучше ехать, чем приезжать!» Этим же вечером мы отправились дальше.

arall-48

Верблюды пасутся прямо посреди степи. Никаких веревок и ошейников, только «наручники» на передних ногах и номерной знак, нарисованный краской прямо на брюхе.

 

В Бухару въехали за полночь. Перегон в 260 км оказался нетрудным, да и бензина, приобретенного у перекупщиков в Самарканде, вполне хватило. В городе нас встретил местный байкер Мурад и сходу определил в отличную гостиницу, расположенную в историческом центре. Утром, пока мы с Ваней традиционно ковыряли мотоцикл, Мурад через друзей и знакомых искал для нас бензин. В городе (как и во всем Узбекистане) найти его непросто: подавляющее большинство автомобилей ездят на газе, проблем с которым нет, а бензоколонки месяцами стоят без топлива. Естественно, появились торговцы бензином. Такой «предприниматель» едет в Ташкент, заправляет полный бак (в канистры на АЗС не наливают во избежание спекуляций), затем, переключившись на газ, отправляется домой и там сливает бензин в баклажки.

Нам повезло: необходимое количество бензина было найдено. Его привез пожилой мужчина в шапке-ушанке на грузовом «Лифане». На ставший риторическим вопрос про марку бензина старик ответил, что бензин марки «хороший», и специально для нас – гостей – 80‑й он разбавил 91‑м. Респект! Впрочем, его гостеприимство не помешало взять с нас больше 50 рублей за литр того, что стало самым скверным топливом за всю поездку. Забив коляску сочащимися баклажками бензина, мы отправились смотреть город.

arall-45

Канистры от антифриза и баклажки из‑под минералки – основная тара, в которой спекулянты отпускают бензин. Сидеть на мотоцикле, а особенно в коляске, набитой текущими бутылками, мягко говоря, малоприятно.

 

Признаться, Самарканд – мечта и основная цель путешествия – разочаровал. Поэтому и от Бухары чудес я не ждал. И, как оказалось, напрасно: здесь я нашел именно то, что искал. Настоящая сказка! Дворец эмира крепость Арк, четыре минарета мечети Чор-Минор, мечеть и минарет Пои-Калян, площадь Ляби-Хауз с медресе Кукельдаш и Диван-Беги и еще множество дворцов, бань, домов, рынков… Центр великолепно отреставрирован, но стоит отойти на пару кварталов, и от лоска не остается и следа: 2–3‑этажные средневековые постройки с облупленными лазурными мозаиками и рассохшейся резьбой на дверях и наличниках никто не ремонтировал последние лет двести. Вот он, настоящий Восток! Здорово, что Ваня настоял на том, чтобы остаться здесь на денек!

arall-46

Площадь соборной мечети Пои-Калян восторга вызывает едва ли не столько же, сколько квартал, ее окружающий: хамамы, жилые дома и базар, функционирующий без перерыва несколько столетий кряду – вот он, настоящий восток!

 

Но вот пришла пора разворачивать колеса к дому. Мурад проводил нас до шоссе, предупредив об участках с не очень ровным асфальтом. Еще в Ташкенте я слышал, что дороги в Узбекистане хорошие, но на шоссе от Бухары до границы есть несколько мест, где может «потрясти». И в очередной раз убедился, что «хорошая дорога» в понимании эндуриста и нормального человека здорово отличается. Сразу же за городом асфальт стал настолько «не очень ровным », что разгоняться более 50 км / ч было бы безумием. Скверный темп, учитывая 500‑километровый перегон, намеченный на сегодня: ближайший ночлег не раньше Нукуса. Дорога трудная, но две недели тряски в седле выбили из нас слабости и меланхолию, как пыль из матраса. Да и 72 литра топлива в текущих флягах подстегивали любителей покурить на ходу побыстрее залить их в бак. Только вперед!

К ночи добрались до Нукуса. Правда, почти все деньги оказались в рублях, никому не нужных в этих широтах. Ваня вскрыл заначку в 50 баксов, но мы еще час безрезультатно колесили по столице республики Каракалпакия в поисках дешевой гостиницы. Чудом выловленный посреди ночи абориген на велосипеде подтвердил очевидное и предложил переночевать у него. Мы удивились такому радушию, но попросили все же показать самый простой мотель, где мы, весь день не евшие, просто рухнули на кровати и отрубились.

arall-37

Ремонт литых дисков по‑узбекски: молоток, наковальня и паяльная лампа.

 

Следующий день начался с ругани с местными «бензо-ритейлерами»: Ваня чрезвычайно ранил их самолюбие, пытаясь выбрать канистру бензина с минимальным содержанием песка и сторонней жидкости. Мы все же купили 10 л суррогата и, звеня клапанами, поехали в сторону Таможенного союза, до которого осталось каких‑то 600 км.

Вокруг, насколько хватает глаз, пески. Порой барханы переползают то, что когда‑то называлось асфальтом. Некоторые участки не знали ремонта со времен правления Тамерлана, но иногда попадались и приличные, свежепостроенные. Настоящий Route 66! А ведь несколько дней назад нас заметало снегом в горах! Но «аццкий адъ» начался ближе к границе. Его сложно описать словами, проще поломками: стальное крыло коляски начало трескаться, как яичная скорлупа, заваренные и усиленные в Ташкенте кронштейны ветровика снова оторвались, а переднее крыло просто лопнуло пополам. Затем узбекские пограничники продержали нас около 4 часов, добавив к бумажной волоките досмотр содержимого карт памяти фотоаппаратов и телефонов. Может, искали секретные снимки новой породы боевых верблюдов? Так мы их через мобильный интернет отправили! Из состояния уныния нас вывел казахский пограничник. На вопрос «Мы уже тут или еще там?» он ответил: «Вы дома!» За пару часов мы одолели 80 км американских горок (калейдоскоп укатанного песка с бетонными плитами) и пощипанные, но не побежденные, остановились на ночевку в Бейнеу. Утром поменяли сверкавшую кордом заднюю шину, «подшаманили» то, что было возможно в полевых условиях, и поехали дальше. День прошел без приключений, если не считать отломанную мной кнопку стартера. Чинить ее не было ни времени, ни сил. Мотоцикл заводили с толкача или замыкали контакты на реле.

Традиционный 200‑километровый ад перед границей с Россией мы одолели за рекордные 5 часов, а даже опытные дальнобойщики тратят на него не менее восьми. Не могу понять, в чем тут подвох, учитывая неплохое состояние дорог внутри страны… Может, это такая военная доктрина, гарантирующая, что враг станет легкой мишенью в этих капканах?

Границу прошли легко: казахи почти не смотрели, а наши и вовсе удовлетворились наличием паспортов. Кажется, я никогда так не радовался возвращению домой! Идеальный асфальт и великолепнейший бензин за вменяемые деньги – это ли не счастье?! В патриотической эйфории решили пролететь мимо Астрахани и добить до Волгограда, но… сначала мы заблудились, выскочив на другую сторону Волги, затем обнаружили, что колесо коляски снова разбито и спущено… Решили не рисковать и, сделав крюк в 150 км, вернулись в Астрахань. Колесо коляски грозило вот-вот разбортироваться, но мотоцикл почему‑то ехал прямо. Оказалось, что переднее тоже спущено, и возросшее сопротивление качению справа компенсировалось сопротивлением слева. Баланс!

3

Утром мы заклеили переднюю шину, пластиковыми хомутами зашнуровали переднее крыло и вставили подаренную Саидом камеру в колесо коляски. Амортизатор коляски снова кончился, но альтернативы не было, к тому же впереди отличное шоссе. Доедем!

До Волгограда доползли уже глубокой ночью. После всех приключений остававшиеся 1000 км до дома казались чем‑то несущественным, поэтому решили не останавливаться и дубасить. Но далеко мы не отъехали: сидеть в коляске стало невыносимо, и, укрывшись от ливня под эстакадой, мы решили проведать амортизатор. Оказалось, проведывать уже нечего: нижнее ухо крепления оторвалось, и рычаг просто лег на резиновый отбойник, похоронив надежду оказаться дома утром.

2

Поломку мотоцикла в ноябре за 1000 верст от дома можно назвать серьезной проблемой. Но нас не удивишь – уже привыкли. И, усевшись на парапет, начали обзвон знакомых в поисках волгоградских байкеров. Помог Антон из НАМС – прислал контакты дружественного клуба Bike House Volzhsky MC. Парни с радостью согласились помочь.

Пока добрались до клабхауса, успели вымокнуть насквозь и еле стояли на ногах. Но радушие парней из Волжского вернуло нас в колею: экип развесили сушиться, мотоцикл загнали в гараж, а нас затащили наверх, где за огромным столом начался отогрев. Нас снова спасли! А утром компания опять собралась в полном составе с целью продолжить застолье. Честно говоря, уезжать совсем не хотелось, но Ваня собрал волю в кулак и отправился с одним из парней на поиски еды и амортизатора, твердо решив уехать засветло и игнорируя мои мольбы остаться еще на денек. И даже дождь, постепенно переходящий в снег, не смог заставить его выпить стременную…

arall-50

Клабхаус парней из Волжского – образцовый, да и гостеприимности им не занимать: встретили как родных!

 

Решимость Вани сотворила чудо: мы движемся в сторону дома. Температура «за бортом» падает, мотоцикл залепляет снегом, а мотор снова хандрит, не выдавая положенную мощность. Через 160 км на заправке выпили горячего чая и поменялись. Уже стемнело, когда обороты двигателя начали скакать. Я стал грешить на буксующее сцепление, но занос кормы дал понять: дело в корке льда на асфальте. Мотор работал все хуже, снег усиливался. Я было предложил вернуться в Волжский, но Ваня ответил, что Майами ждать не стоит и надо ехать. А километров через десять мотор просто заглох… С большим трудом его все же удалось завести, но стало понятно, что далеко мы так не уедем. Апофеозом отчаяния стали попытки толкать мотоцикл на обледенелых подъемах, где асфальтовая резина просто беспомощно буксовала.

Через час борьбы со стихией мы увидели свет, оказавшийся придорожным мотелем со стоянкой для фур. На ней пара автовозов с самарскими номерами. Может, нам по пути?.. Шоферы, посмеявшись над горе-путешественниками, согласились помочь, а в мотеле нашелся свободный номер.

arall-51

Кажется, это самый большой мотоэвакуатор, на котором нам доводилось перевозить мотоцикл.

 

Утром мы погрузили мотоцикл и вскарабкались в кабину. Оставшиеся 800 км мы провели, валяясь по очереди в «спальнике» грузовика. Наш «эвакуатор» решил допилить до Москвы одним махом. Все‑таки одна и та же зимняя дорога сильно отличается, если смотреть на нее через разные призмы: ветровое стекло протопленной кабины или заиндевевший визор промерзшего шлема. Смалодушничали? А может, вообще весь маршрут стоило ехать на машине? Джек Керуак однажды сказал: «Если не спать под открытым небом, не прыгать по поездам и не делать, что хочется, остается одно: с сотней других пациентов сидеть перед миленьким телевизором в шизарне и «находиться под присмотром». И в этом я с ним полностью согласен.

Благодарим компании NinjaWorkShop, MOTO99RUS, AES-moto и Antoxa Garage за помощь и подготовку мотоцикла. Экипировка предоставлена компанией Mr.Moto.

 

Журнал «МОТО»
Автор: Дмитрий ФЕДОТОВ, фото автора
757 Всего 1 Сегодня

Comments

comments

MOTORCYCLIST © 2009
Return to Top ▲Return to Top ▲